Интервью
Катя Йондер: «Какая бы у меня задача не появлялась, я могу ее сделать»

Катя Йондер – потрясающий и многогранный музыкант, композитор и одна из первых героинь журнала Параллель. Спустя почти 4 года нашего первого разговора мы вновь встретились с ней по случаю выхода нового альбома Multiply Intentions на лейбле Metron и клипа на композицию «Вновь и вновь». Мы поговорили о том, что изменилось в ее музыкальной карьере за это время, о сбывшихся мечтах , и долгой работе над альбомом.


Katya Yonder – Вновь и вновь

Хочу поздравить тебя с выходом нового альбома и клипом. Давай поговорим о том, что ты решила выпустить именно альбом в эпоху, когда производство музыки напоминает фабричный процесс и выгоднее выкладывать синглы как можно чаще, чтобы быть на виду, производить контент и вовлекать публику. Ты все-таки выпустила альбом, который писала длительное время – два года. Расскажи, почему тебе близок этот формат и почему у тебя заняло столько времени создание альбома? Как трансформировались твои ощущения за это время? Испытывала ли ты тревогу из-за того, что процесс так долго тянется или наоборот для тебя это было комфортно?


Процесс написания альбома начался еще в 2018 году, когда я в отчаянии рассылала свои потуги, в виде сборника, на разные лейблы, и мне ответили с лейбла Métron. Они сказали «классно, давай ты сделаешь нам микстейп». Я сделала, и им понравилось. Потом мне предложили записать альбом. Поскольку микстейп инструментальный, сначала я думала делать все в таком же ключе. Были долгие переговоры, формирование концепта, чтобы стало более-менее понятно, чего ожидать. Наверное только к началу 2019 я поняла, что это будет, сформировала стилистику, даже визуальную. Подбирала вещи для съемок и параллельно заканчивала треки. Сначала я упиралась и думала, что это будет инструментальная история, потому что меня сильно парил дурацкий ярлык «вокалистки», «певички», когда тебя постоянно спрашивают «а кто тебя продюсирует?». Хочется сразу поставить человека на место. Плюс у меня были свои закосы: голос «не такой», странный, никуда не ложится.

Мысли, что твой голос странный и «не такой» – с чем они были связаны – с внешней критикой или это внутренние сомнения?


Внутренне я понимаю, что у меня голос не среднестатистический, я имею в виду тембр. Он не совсем «понятный» и в плане времени (эпохи), когда человек исполняет. Есть такие голоса, которые ты слышишь и понимаешь – вот это Sia, а вот это баллада 50-х из США или вот это Адель, и все понятно – сила, мощь. У меня голос как из пионерского лагеря немножко. В последние годы я открыла для себя разнообразные виды интонирования: могу по-разному спеть, большой опыт. Когда пишешь на заказ, легче сформировать себе ТЗ, например, “мне нужно спеть сладко”. Сложно было коррелировать со своей музыкой. Меня в свое время сильно задрюкали с этим голосом, было много неудачного опыта. Например, из меня хотели выжать соул-певицу, а я этим вообще не занималась. Сейчас я могу, в принципе, все изобразить, но десять лет назад у меня не было большого опыта общения с собственным голосом. От меня требовали какую-то херню, не в рамках разумного, а из разряда «позанимаешься и получится». Ага, взяла, два раза позанималась, и все получилось.


Тебе хотели навязать определенную манеру, которая бы подходила под чей-то написанный трек?


Да, и у меня возникал вопрос, зачем со мной сотрудничать, если нужен совсем другой голос? Еще момент был, когда мы записывали трек с одним человеком, и он говорит «я хочу, чтобы ты спела сильно». На что я отвечаю «тут не нужно петь сильно, тут спокойно нужно, и все будет ок». Он в итоге настоял на своем, и получился диссонанс по стилистике между музыкой и голосом, и так как человек склонен доверять не своей коллеге, а каким-то друзьям из Москвы, сразу пошли комментарии, что я пою как костромская девка. Было неприятно, и на несколько лет демотивировало меня петь.



фото: Егор Папулов


Тем не менее, в новом альбоме ты много поешь, и, получается, ты заново обрела свой голос в новом альбоме


Даже так скажу: то, что записано там – на пару уровней ниже, чем я могу прямо сейчас. Что-то со мной случилось, возможно, близость к тридцати, физические изменения или, может, я выпила слишком много вина, но что-то изменилось в голосе. Он звучит приятнее, обогатился разными интонациями. Стал более пластичным, из него легче что-то вылепить, я бы сказала – стал более универсальным.


Может, это связано с тем, что ты начала более уверенно им пользоваться, заново обрела свой голос и вошла с ним в коммуникацию? Раскрыла новые для себя краски и тембры


Есть такой момент. Весь этот альбом про выход из своей раковины. За последние годы много всего произошло. Я уволилась с работы и начала заниматься тем, что мне нравится за деньги. Это снабжает меня ресурсами. Наверное, случился период понимания того, чем я хочу заниматься в жизни, для чего я лучше всего «гожусь», что у меня получается. В личной жизни произошел подобный переход: исчезли люди, которые причиняли дискомфорт, и мне стало гораздо лучше. У меня, конечно, бывают синусоиды в плане состояния, но я знаю себе цену. Я знаю, что я могу классно. Я в себе в этом смысле не сомневаюсь. Вижу, что мой уровень намного выше, чем у многих коллег по цеху. Может не в плане технических аспектов, мне еще много чего предстоит изучить в плане сведения и мастеринга, но с точки зрения практических вещей, продюсерских, у меня все хорошо. Я вижу, что какая бы у меня задача не появлялась, я ее могу сделать, даже если мне кажется «OMG что это? Я не смогу», но в итоге все хорошо.

У меня, конечно, бывают синусоиды в плане состояния, но я знаю себе цену. Я знаю, что я могу классно. Я в себе в этом смысле не сомневаюсь
 

Давай вернемся к альбому. Расскажи про концепцию: какие мысли у тебя рождались, что ты хотела сказать, какие референсы были?


Все идет из микстейпа, который я записала в 2018-м. Я его записала быстро, за неделю, в нем были в основном импровизации, довольно минималистичные. Микстейп задал общую стилистику. Были отсылки к ретро-электронике, моим любимым японским исполнителям, арт-поп, что-то из эмбиент среды, что-то из балладных вещей. Все, что мне нравится, я постаралась засунуть в микстейп. А потом вспомнила еще одну грань, которая мне нравится – это барочные элементы, клавесин. Я подумала, надо это тоже использовать. Это максимально близко мне с ранних детских лет: ты сидишь играешь в цивилизацию, а на фоне играет какой-нибудь Гендель. Сейчас у меня такая тенденция – все, что умею, я стараюсь использовать. 


То же произошло и с созданием альбома. Я долго не могла понять, как все соединить. Мне не очень нравится когда меня артикулируют как «уральская» что-то, «музыкант с Урала». Для меня это имеет определенный оттенок, не самый приятный. Но я подумала, нужно это как-то использовать, все-таки граница Европы и Азии. И в альбоме действительно получился сплит этих двух больших континентов, сторон света. Я подумала, что могу все это объединить собой. Например, есть и японские мотивы, и клавесин. России много, советских песен. Может, это сложно для восприятия большому количеству людей, которые ценят конвейерный подход с синглами. Но чем больше я смотрю на то, что происходит в чартах itunes, тем больше мне хочется со стороны смотреть. Есть и есть, а я не стремлюсь туда попадать.


Ты упомянула, что относительно чартов и вот этой среды хочешь стоять в стороне и смотреть, что происходит. Ощущаешь ли ты себя частью некой музыкальной индустрии, как бы ты описала свое место в индустрии и почему?


Я не хочу быть высокомерной скотиной сейчас, но, если представить себе музыкальное пространство как море, из которого торчат горки, то я на горке несколько выше уровня воды, но при этом где-то с краю. Я понимаю, что много исполнителей находят сейчас свою аудиторию и понимаю, почему. Есть определенные формулы, по которым можно создать цепляющий трек. Он будет полон хуков, которые въедаются в голову, как вся поп-музыка, «никаких больше вечеринок», Моргенштерна и т.д. Мне понятно, как это все делается. 


Гипотетически, если бы я была менее заинтересована в чем-то сложном и не хотела выражать себя с помощью музыки, я могла бы заниматься таким же музлом, продюсировать юные таланты и зарабатывать. Но мне понятная музыка неинтересна. То, что сейчас происходит, я могу разок послушать, и то не всегда до конца. Я слежу за тем, что в чартах, но моя цель другая. Я не вижу себя супер-популярным артистом.

Что для тебя успех? У тебя вышел альбом, в том числе на виниле, про тебя пишет заметки Pitchfork, что в кругу музыкантов считается высшей степенью признания. Тебя ценят как музыканта, тебя зовут диджеить, выступать. Чувствуешь ли ты себя успешной?


Для меня успех – это про уважение, востребованность в естественных проявлениях. Если бы я создала популярную песню по канонам, и все такие «О! Ты успешный музыкант» – для меня это не успех. Если мои естественные музыкальные экспрессии имеют отклик – это для меня успех. Когда я делаю то, что мне самой нравится, и у этого есть своя аудитория. Меня поэтому зовут куда-то, а не потому что я рекламу по телевизору сделала. 

Когда мы с тобой общались в 2016-м году я говорила, что мне хочется писать музыку для кино, а не быть поп-артистом. Несмотря на то, что было много концертов, для меня это каждый раз «О боже». Мне нравится сидеть дома, что-то делать, потом видеть результат. В этом году у меня случился опыт мечты – сотрудничество с режиссером полнометражного фильма Руфатом Гасановым The Island Within. Сперва мы с моим вечным коллегой Фархадом Фарзали писали трек на финальную сцену – кавер на народную песню Gul Achdi, но сделанном в духе 80-х. В итоге так понравилась музыка, что мне дали три сцены из фильма, и сказали «как вот чувствуешь, так и делай». Это был такой первый настоящий шажок к тому, что я хочу делать по жизни.


Что нового ты вынесла для себя в работе с кино? Ты довольно много и давно пишешь для рекламы, интересно, как эти практики написания для коммерческих и художественных работ отражаются в твоем творчестве. Или ты проводишь грань между этими сферами?


Когда есть четкое ТЗ, определенное вознаграждение, и я делаю так, как хочет заказчик, я не стремлюсь самовыражаться, но при этом не то чтобы изменяю себе - мне никогда не стыдно показывать свою работу. Моя главная цель – помочь заказчику продать то, что он хочет продать. Представить все в максимально выгодном свете, идеальное сочетание музыки и видео. Если видео не дотягивает, то музыка компенсирует. Если видео насыщенное – музыка является дополнительным элементом, который добавляет, а не перекрывает. Важен баланс. В творческих проектах это тоже важно. Но когда мы работали над фильмом, там не было этой нотки «надо продать». Фильм авторский, это не экшн с супергероями. Задача стояла подчеркнуть, добавить красок. Музыка получилась ненавязчивой, легкой. Она появляется тогда, когда герой остается наедине с собой. Руфату (режиссеру) так понравилась музыка, что он даже поменял цветокор во всем фильме. Сначала он был более мрачный, приглушенный и немного серый, но Руфат в итоге решил, что стоит добавить немного красок.



фото: Егор Папулов


Музыка в кино является очень мощным инструментом и, например, братья Коэны, которые долгое время сотрудничают с одним и тем же композитором, говорят, что музыка сильно влияет на сцены. Они стараются не использовать референс-треки, потому что к ним можно настолько привыкнуть, что музыку, которую написал композитор, потом сложно использовать. Так было с Кубриком и его фильмом «Космическая Одиссея 2001», где он использовал композицию Штрауса в качестве референса, но не использовал специально написанное произведение. Интересно, насколько может музыка менять настроение кадра.


В фильме, над которым я работала, тоже была ситуация с референсом: это был абстрактный трек, с некой фрустрацией в настроении. Ключевая сцена, где герою (такой зажатый парень) снится сон, что он сидит с отцом и играет в шахматы. Герой опускает взгляд на доску, потом поднимает, а перед ним голая девушка сидит. Сцена была немного болезненной, но когда я посмотрела, то подумала, что нужно добавить юморка. Поэтому там играет легкий синти-поп с фоновым вокалом, и атмосфера скорее как в Sex Education, чем как в мрачном фильме про азербайджанского шахматиста. Именно за счет музыки удалось сделать забавную сцену, потому что сам фильм совсем не забавный. Интересно, что в фильме нет женских персонажей, но есть намеки: изображение со спины, тень или отражение в зеркале. Призрачный ускользающий образ. У героя нет мамы и девушки нет, так что о ней он может только мечтать. Забавно, что женским образом (в виде музыки и трека с моим вокалом в конце) в фильме стала я.

— МНЕ ПОНЯТНАЯ МУЗЫКА НЕИНТЕРЕСНА...Я СЛЕЖУ ЗА ТЕМ, ЧТО В ЧАРТАХ, НО МОЯ ЦЕЛЬ ДРУГАЯ. Я НЕ ВИЖУ СЕБЯ СУПЕР-ПОПУЛЯРНЫМ АРТИСТОМ
 

Давай поговорим о клипе. У тебя вышел клип на песню с альбома – расскажи, какая была концепция, и почему решили снимать на пленку?


Мы сперва выбирали песню с Егором Папуловым, с которым уже шесть лет работаем над рекламой. Он когда-то сказал, что если я соберусь делать клип, то он его снимет. Мы решили остановиться на песне «Вновь и вновь» на русском языке, в ней есть позитивные хуки, которые запоминаются и врезаются в память, но при этом не являются языковым вирусом. Когда мы выбрали трек, у Егора как раз появилась пленочная камера на 8 мм. Мы смотрели разные референсы, как на нее снимают. В итоге я не жалею, хоть это и дорого – получилось то, что нужно. 


По поводу концепта, я сначала думала, что все будет по-другому. Когда мы снимали обложку (там тоже изначально был другой концепт), половина людей отвалилась, и за полчаса до съемок я придумала взять рубашку, в которой снимался Саша (он закрывает мне глаза). Получилось в итоге так, как получилось. Я поняла, что надо расслабиться и не прописывать все, потому что, чем больше я пропишу, тем больше пойдет наперекосяк. В итоге мы с Егором знали только то, какой будет стиль одежды, стилистика, и что точно на пленку снимем - эстетика идеальная. Егор продумал места съемок, свет, композиции и т.д. Инна (подруга Егора) свозила его в Солнечногорский район, где у нее живет бабушка, и показала места, куда мы потом вместе тоже съездили и посмотрели на всю тамошнюю красоту: лес, пруд заросший, ручей…

Я в свою очередь поработала со стилем и реквизитом – что-то привезла с собой, что-то нашли на блошином рынке, зеркало нашлось вообще на авито – оно по сути и стало таким соединительным звеном для всего, что получилось



Вы больше местностью и природой вдохновлялись и определенными местами?


По сути да. Сначала мы снимали там, потом думали, что будем снимать на фоне зданий, хотели контраст сделать. Но когда отсняли все в лесу, появились новые идеи, например со столом в поле и драпировкой из полиэтилена. Потом совершенно случайно возникла идея с Башмет центром на Большой Полянке, где мы тоже снимали. Все так классно сложилось, поэтому я рада, что у меня не было супер концепта и планирования.


Клип получился мистическим, и пленка дает эффект шероховатости. Я помню, ты показывала референс с клипом Кейт Буш, и действительно есть параллели. К песне, мне кажется, хорошо подходит видеоряд.


Я была рада, что мы встали и просто начали снимать. Оба генерировали идеи, например Егор говорил «пройдись так-то», а я в ответ «может давай еще и так снимем? – давай, класс». Совместно все делали. Инна нам сильно помогала, показала много красивых мест и помогла все организовать. Получилась фантастика какая-то, если честно. Самое главное для меня при монтаже было не уходить в драму. Когда я объясняла Егору про песню, я ему сказала, что песня не про драму, там скорее вот такая вот хуйня-собачка случилась. Поэтому во время монтажа не обошлось без споров, но я все-таки настояла, чтобы не было «драматических эпизодов». Должно было получится нейтрально в настроении. Просто что-то происходит, не совсем понятное, может быть, но вот такое. Сюжета особого нет. Есть линия про два мира – лес и город. Я вроде в реальности живу и что-то делаю, но на самом деле я живу в готическом особняке, а на досуге попадаю через зеркало в лес. Это про бытовую-не бытовую жизнь. Хорошо, что все получилось максимально естественно, и нет вот этой клиповости. Все радует глаз. Надеюсь (смеется). Получилась неочевидная символическая система, которая существует только в этом мире, и она имеет там большой вес и значение. Кто вне этой системы, может не понять, но это лишь отсеивает ненужных людей.

Редактор: Екатерина Федотова

Текст:
Поделиться в Facebook Поделиться в Twitter
Читайте
также:
Микс
17.05.2020
Интервью
17.03.2020
«Моя виолончель — мой учитель»
Микс
19.02.2021
Микс
21.05.2020
Микс
18.05.2020
e-mail:
при поддержке